скачать текст

Инсценировка Т. Раздорожной
по произведениям
А. Алексина и Б. Окуджавы

ПОКА ЗЕМЛЯ ЕЩЕ ВЕРТИТСЯ

Настоящее
Петя
Нина Васильевна, мама
Екатерина Ильинична, учительница
Гнедков
Валька Гнедков
Надежда, сестра Тани
Женька, дочь Надежды

Прошлое
Гнедков
Таня Ткачук
Сережа Нефедов
Володя Бугров
Саша Лепешкин
Берта Лунько
Даша Савельева

ПРОЛОГ

ПЕТЯ:
Раскрываю страницы ладоней,
молчаливых ладоней твоих,
что-то светлое и молодое,
удивленное смотрит из них.

1 ТРЕК

Выходят подростки с книгами. Слева угол – Женька, Даша, задник слева – Надежда, Таня, центр – Гнедков, Сергей, задник справа – Мама, Володя, Валька, гримерка – Учительница, Берта, Саша.

ДАША
Я листаю страницы.

СЕРГЕЙ
Маячит пережитое.

МАМА
Я как в плену.

САША
Вон какой-то испуганный мальчик
сам с собою играет в войну.

ЖЕНЬКА
Вон какая-то женщина плачет…

УЧИТЕЛЬНИЦА
очень падают слезы в цене,

ГНЕДКОВ
и какой-то задумчивый мальчик
днем и ночью идет по войне.

ВОЛОДЯ
Я листаю страницы, листаю,

ТАНЯ
исступленно листаю листы:

ВАЛЬКА
пережитого громкие стаи,
как синицы, летят на кусты.

БЕРТА
И уже не найти человека,
кто не понял бы вдруг на заре,

НАДЕЖДА
что погода двадцатого века
началась на арбатском дворе.

ПЕТЯ
О, ладони твои все умеют,
все, что было, читаю по ним,
и когда мои губы немеют,
припадаю к ладоням твоим,

ДАША
припадаю к ладоням горячим,

СЕРГЕЙ
в синих жилках веселых тону…

МАМА
Кто там плачет?..

САША
Никто там не плачет…

ВСЕ АКТЕРЫ
Просто дети играют в войну!

2 ТРЕК

СЦЕНА 1

Переход группами к первым ящикам, рассказывают друг другу о Пете. Фоном «Неистов и упрям».

ТАНЯ: - У каждого человека обязательно должно быть имя.

СЕРЕЖА: - И может быть прозвище, если придумают.

МАМА: - У него же при одном имени было целых два прозвища!

ВОЛОДЯ: - Сперва прозвали Горнистом.

ЖЕНЬКА: - Но на горне он никогда не играл: не было слуха.

САША: - Почему же прозвали Горнистом?

БЕРТА: - А потом переименовали в Сигнальщика?

ДАША: - Все это было очень давно.

ПЕТЯ: - Буду рассказывать по порядку, чтобы не сбиться.

Перестановка, Володя, Саша, Сергей и Даша составляют ящики в центре, на них кладут книги. Все расходятся по бокам. У окна – школьники, у гримерки – Надежда, Таня, Женька, Учительница. В центре проходят круг, глядя друг на друга, Мама и Гнедков, кладут книги.

СЦЕНА 2

Мама и Гнедков, Петя и Валька.

ГНЕДКОВ: - Нина Васильевна! Нина Васильевна, подождите! (Она останавливается). Да не расшибайтесь вы так, Нина Васильевна, все равно не оценят! Вы знаете, как про вас говорят в нашем доме?

ВАЛЬКА: - «Нина Васильевна — наш добрый гений!» 

ГНЕДКОВ: - Вот! «Наш гений». Поверьте: каждый будет судить о вас лишь по тому, что сделали для него лично!

МАМА:  - Я всего лишь педиатр.

ГНЕДКОВ: - Правильно! А ваша квартира – проходной двор и процедурный кабинет: делаете уколы, меряете давление всем, кто ни попросит!

МАМА: -  Каждый человек рано или поздно нуждается в помощи.

ГНЕДКОВ: - Щедрой вас будет считать лишь тот, кого вы облагодетельствуете! У людей короткая память – они забудут…

МАМА: - Я и не хочу, чтобы они помнили.

ГНЕДКОВ: - Вот! До чего же вы похожи на своего супруга! Тот тоже был слабохарактерным. Не умел говорить «нет». Да научитесь, наконец, отказывать!

Начинает петь Таня, все оборачиваются в зал, подхватывают. Петя идет на защиту мамы, Мама смотрит в глаза Гнедкова, хочет уйти, Петя за ней, Валька подходит к отцу.

ВСЕ АКТЕРЫ
Если ворон в вышине,
Дело, стало быть, к войне!
Если дать ему кружить,
Если дать ему кружить,
Значит, всем на фронт иттить.

Чтобы не было войны,
Надо ворона убить.
Чтобы ворона убить,
Чтобы ворона убить,
Надо ружья зарядить.

МАМА: - Андрей был слабохарактерным? Со своим слабым характером он поднялся навстречу танку. Вам не доводилось так поступать?

ГНЕДКОВ: - Нина Васильевна, вы не справедливы! Вы же знаете, плохое зрение мне не позволило…

МАМА: - Отыскивать слабое у сильных, мелкое у крупных - утешительно для себя? Так вроде и сближаешься с ними? Да?

Мама садится на ящик сзади, Гнедков идет к ней, Валька и Петя на авансцене

ВАЛЬКА: - Что твоя мама имела в виду?

ПЕТЯ: - Не умел отказывать? Не мог сказать "нет"? Отцу было всего семнадцать, когда он ушел на фронт. Его засыпало землей, контузия. Вот фашистскому танку он сказал "нет".

ВАЛЬКА: - Но он же вернулся домой!

ПЕТЯ: - Да, вернулся. Но контузия-то осталась в нем! И через десять лет снова засыпала его землей, уже навсегда!

Валька и Петя подходят к родителям.

ВСЕ АКТЕРЫ
А как станем заряжать,
Всем захочется стрелять.
Ну а как стрельба пойдет,
Ну а как стрельба пойдет,
Пуля дырочку найдет.

ВАЛЬКА: - А твоя мама получила задание  отвечать за здоровье всех жильцов нашего дома?

ПЕТЯ: - Представь себе. Это задание дала ей совесть.

ВАЛЬКА: - «Бюро добрых услуг»! (Толкает в грудь Петю).

ПЕТЯ: - Совсем необидное прозвище! Но в бюро не  может работать один человек. Должно быть минимум два. Понятно?

Петя резко шагает к Вальке.

ВСЕ АКТЕРЫ
Ей не жалко никого,
Ей попасть бы хоть в кого.
Хоть в чужого, хоть в свово,
Лишь бы всех до одного
Во - и боле никого,

ТАНЯ
Кроме ворона того -
Стрельнуть некому в него...

СЦЕНА 3

ЖЕНЬКА: - Чего вы тут разорались? Выяснять отношения идите на улицу.

Проходка актеров, шумно. Все застывают на сцене, в середине Петя, Валька, Женя.

ВАЛЬКА: - Раскомандовалась, сама вали отсюда.

ПЕТЯ: - Женька, что случилось?

ЖЕНЬКА: - Бабушке опять плохо. Сердце.

ПЕТЯ: - Помощь нужна?

НАДЕЖДА: -  Спасибо, Петя, не стоит. Ты же знаешь, мама, когда разговаривает с детьми, всегда плачет. Я даже Женьку прошу ей на глаза пореже попадаться. Я зайду к твоей маме.

Проходка актеров на другие мизансцены. Треугольник Гнедков - мама- Надежда

ВАЛЬКА: - Трудно тебе, Женька, наверное. Все-таки родная бабушка. И не поговоришь с ней – сразу в слезы…

ЖЕНЬКА: - Мама говорит, что это такая притаившаяся инфекция – одиночество. Подтачивает организм изнутри.

ПЕТЯ: - Страшно подумать, но некоторые одинокие люди радуются болезни, потому что о них вспоминают! Нельзя оставлять людей одинокими!

ВАЛЬКА: - Она старая, а не одинокая. У нее есть дочь, внучка, чего еще?

ПЕТЯ: - Она потеряла старшую дочь. Таня погибла на войне в сорок первом.

ЖЕНЬКА: - Весь дом об этом знает.

МАМА (подходит сзади): - Значит, так. Я выписала уйму лекарств. Но рецепты сами по себе не могут помочь. Поэтому Петя, бегом в аптеку!

ЖЕНЬКА: - Подожди, я с тобой!

Женя, Петя садятся на ящики справа, Валька – слева. Мама видит, что Надежда смотрит на Гнедкова.

СЦЕНА 4

МАМА: - Надя, чем я могу помочь?

НАДЕЖДА: - Меня волнует мамино давление.

МАМА: - Это закономерно. На людей давят  прожитые ими годы, заботы, потери. И не забывай, что война была.

ГНЕДКОВ (обнимает Маму за плечи): - Нина Васильевна, Нина Васильевна! Живете на износ! А те, ради кого вы изнашиваете себя, захотят ли вас ремонтировать в случае чего? Ведь врачи, я догадываюсь, не только лечат, но и сами болеют.

МАМА: - Врач – это не профессия, а образ жизни.

ГНЕДКОВ: - Видел бы ваш покойный супруг! Он-то ведь нежил и баловал вас, как дитя!

МАМА: - Уверяю вас, я совершенно не изнежена и не избалована.

ГНЕДКОВ:  - Нина Васильевна! Нина… (Берет за руку). Если бы я был вашим … твоим мужем, я бы этого не допустил! (Притягивает к себе, она отстраняется).

3 ТРЕК

Гнедков отступает. Актеры берут книги, стоят спиной группой у ящиков. Саша ставит ящик на авансцену. Мама, Гнедков и Валька отходят к заднику. Надежда садится на ящики справа, Женя и Петя на сцене.

СЦЕНА 5

ЖЕНЬКА: - Проходи, бабушка, наверное, уснула.

ПЕТЯ: - Тетя Надя, сегодня замечательная погода! (Пауза). Вечером к вам зайдет мама! (Пауза). В нашем доме ремонт собираются делать!

НАДЕЖДА: - Дом старый, но прочный. Сколько еще простоит! Таня любила вылезать во двор через окна.

ЖЕНЯ: - Там, под окнами, ее ждали мальчишки. Сюда заходить не решались.

НАДЕЖДА: - Присядь. Все эти письма когда-то писали Тане.

Актеры поднимают письма вверх, Петя рассматривает.

ПЕТЯ: - Ее так любили?!

ЖЕНЯ: - Здесь только записки. А письма бабушка прячет!

НАДЕЖДА: - Вот три письма.

Ребята подходят, кладут письма на стол, обращаются к Надежде, возвращаются обратно.

СЕРГЕЙ: - Обещали пожертвовать ради нее жизнью.

ВОЛОДЯ: - Интересно, где они сейчас?

САША: - Помнят ли ее?

ПЕТЯ: - Помнят! Конечно, помнят!

НАДЕЖДА: - Как бы хотелось узнать, кто они… эти бывшие мальчики, Танины поклонники.

ПЕТЯ: - Вы их не знаете?!

ЖЕНЬКА: - Откуда? Они даже подписывались одной-двумя буквами. 

ПЕТЯ: - Давайте я их найду! Разыщу всех троих!

НАДЕЖДА: - Каким образом? Школы, в которой они учились, уже давно нет.

ПЕТЯ: - Разве после войны они не заходили?

НАДЕЖДА: - К кому приходить? И зачем?

ЖЕНЬКА: - Валькин отец знаешь, как сказал маме…

ГНЕДКОВ: - Стучатся в дверь, когда есть нужда!

НАДЕЖДА: - Получается, он прав: к нам больше никто не заходил.

ПЕТЯ: - Значит, переехали! Поменяли адреса, вот и все. Давайте, я их разыщу!

НАДЕЖДА: - Возьми письма…

Актеры в центре протягивают письма, Петя их собирает.

НАДЕЖДА: - Только не потеряй. Танюша была не только красивой, но и  доброй. Всегда стремилась помочь, как твоя мама. 

ЖЕНЬКА: - И как ты.

Надежда поворачивается спиной, садится на ящик. Валька идет к ящикам перед сценой.

СЦЕНА 6

ВАЛЬКА: - Все по квартирам ходишь? «Бюро добрых услуг»?

ПЕТЯ: - А ты бюро каких услуг?

ВАЛЬКА: - Я вообще ни у кого в услужении не состою! Хочешь, чтобы тебя похвалили? Брат милосердия? Доктор медицинских наук?

ПЕТЯ: - Что ты орешь? Пожилая женщина тяжело больна… Тебе неизвестно, что ли?

ВАЛЬКА: - Между прочим, ее старшая дочь погибла не на войне!

ПЕТЯ: - Как… не на войне?

ВАЛЬКА: - Так, не на войне. И не на земле. И не в воздухе! И не на море…

ПЕТЯ: - А где же?

ЖЕНЬКА: - Ну?

ВАЛЬКА: - Между небом и землей! На крыше!

ПЕТЯ: - Что ты мелешь, на какой крыше!?

ВАЛЬКА: - На обычно крыше нашего дома.

ЖЕНЬКА (садятся с Валькой на ящики): - Откуда ты знаешь?

ВАЛЬКА: - Оттуда! Она училась с моим отцом…

СЦЕНА 7

Мама проходит к ящикам у окна.

ПЕТЯ: - Мама, Валька Гнедков говорит, что Таня Ткачук погибла не на войне. А на крыше.

МАМА: - На крыше тоже была война. 
1 ТРЕК

Таня идет и садится на авансцене.

ТАНЯ: - На крыше тоже была война. 

МАМА: - Таня сбрасывала зажигалки…

ТАНЯ: - Сбрасывала с крыши зажигалки и была смыта взрывной волной.

МАМА: - Если б не она, мы бы задохнулись в бомбоубежище.

ПЕТЯ: - Может, вернуться и навалять Вальке как следует?

МАМА: - Победи мирными средствами. Что это? Письма?..

ПЕТЯ: - Старые, довоенные. Пообещал тете Наде найти бывших мальчишек, которые написали их Тане. Узнать о них: где живут и кем стали. А как узнать — сам не знаю. Обратных адресов нет. Имен и фамилий тоже.

МАМА: - Всего три письма? 

ПЕТЯ: - Да что ты! Их очень много, но эти обещали пожертвовать ради Тани жизнью.

МАМА: - Таня Ткачук…

ТАНЯ: - Таня Ткачук была самой красивой девочкой во всей школе.

МАМА: - Я была маленькая, как увижу ее — на корточки приседаю. А что делалось с мальчишками, представляешь?

ТАНЯ: - Они и приседали и вскакивали…

ПЕТЯ: - И наш папа тоже?

МАМА: - Он… он проявил себя потом… после… Как только Таня погибла, он ушел на фронт.

ТАНЯ: - Он ушел на фронт. Ему едва семнадцать исполнилось. Мог бы год подождать.

МАМА: - Мог бы год подождать.

Петя заглядывает ей в лицо.

ПЕТЯ: - Мама, что случилось? Тебя кто-то обидел?

МАМА: - Нет, что ты…

ПЕТЯ: - Это Гнедков? Только не думай, что он заботится о тебе.

МАМА: - Почему?

ПЕТЯ: - Плохие не могут любить хороших.

МАМА: - Но, к сожалению, хорошие иногда любят плохих, это случается.  

4 ТРЕК

Гнедков идет вперед, рассматривает маму, Таня заглядывает ему в глаза и уходит назад. Надежда смотрит на Гнедкова, Петя встает перед ним. Гнедков отходит к столбу.

НАДЕЖДА: - Ну, как же ты будешь искать?

ПЕТЯ: - Надо, я думаю, прочитать письма и по их содержанию…

МАМА: - Не смей читать! Их писали не тебе.

ПЕТЯ: - А как же тогда?

МАМА: - Есть живая свидетельница. Она сможет определить по почерку.

ПЕТЯ: - Через столько лет?

МАМА: - Твой отец говорил - Екатерину Ильиничну не обманешь.

НАДЕЖДА: - Она каждого из нас по почерку знает: в прямом и переносном смысле.

ПЕТЯ: - Екатерина Ильинична, кто это?

МАМА: - Их классная руководительница. Сама ученикам прозвища придумывала.

НАДЕЖДА: - Так приклеивала, что отодрать было невозможно.

ПЕТЯ: - А как она прозвала моего отца?

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Горнистом.

9 ТРЕК

Перестановка на школу. На ящиках Саша, Берта и Даша, Сергей и Володя. Гнедков у столба, Валька и Женька ставят ящики перед сценой, Надежда садится к Маме. Учительница и Петя в центре сцены.

СЦЕНА 8

УЧИТЕЛЬНИЦА (рассматривает письма): - Добровольский. Андрей Добровольский.

ПЕТЯ: - Это мой отец! Только я его почти не помню.

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Знаешь, как твой отец называл меня? Классной руководительницей. Делал ударение на первом слове.

ПЕТЯ (рассматривает ребят): - Правда, что вы сами придумывали ученикам прозвища?

УЧИТЕЛЬНИЦА: - По-моему, раз уж прозвища неизбежны, надо их держать под контролем, а еще спокойнее сочинять самой!

ПЕТЯ: - А почему вы моего отца прозвали Горнистом?

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Иногда я хитрила. Придумаю ученику прозвище, которому надо соответствовать, и наблюдаю, как он хочет до него дотянуться. Но Андрею дотягиваться было не надо: он полностью соответствовал своему званию.

ПЕТЯ: - Чем? (Садится на ящик).

УЧИТЕЛЬНИЦА (проходит через учеников, вспоминает): - Без нужды не горнил, но сразу объявлял тревогу: человек в беде! Попросят у него нарядную куртку, чтобы Таню в кино пригласить, а он и свитер предлагает. Попросят первый том «Графа Монте-Кристо», а он оба несет. Безотказный был парень!

ПЕТЯ: - Не умел говорить «нет»?

УЧИТЕЛЬНИЦА (резко подходит к нему, видит Гнедкова): - Откуда такие сведения? Он не любил говорить «нет». Но это не значит, что не умел. Помню, одного своего одноклассника он беспощадно лупил по щекам и приговаривал: «Нет! Нет! Нет!..»

ПЕТЯ: - Лупил?! Мой отец?

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Лупил не отец, а один юноша, честный и смелый, другого бесчестного и трусливого.

ПЕТЯ: - Но кого же он бил? За что?

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Тебя только это интересует? Зачем ты явился? Петр Добровольский?

ПЕТЯ: - Я был в семье Тани Ткачук. Мне дали три письма, попросили узнать, где эти ребята и почему не заходят. Обещали ради Тани жизнью пожертвовать!

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Ничего не стерлось. Буквы все те же, которыми они писали контрольные и мелом на доске. Не заходят, говоришь? Как же они могут зайти, если обещали жизнью пожертвовать?

ПЕТЯ: - Они все… погибли?  Все трое?

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Не трое! Их миллионы погибли. А буквы все те же!  «С. Н.» Это Сережа Нефедов.

5 ТРЕК

СЦЕНА 9

Гнедков у столба смотрит за Таней, Таня и Саша с учебником пересаживаются из противоположного угла к гримерке. Сергей встает около Володи, Даша смотрит на него, Берта ее одергивает. Саша с книгой идет в центр, ребята наклоняются к нему. Даша отводит Берту в сторону.

ДАША: - Ничего ты не понимаешь, Сергей - художественная натура!

БЕРТА: - Цветы на подоконниках разводить – тоже мне, художество!

ДАША: - Ты сама попробуй. А каблук? Помнишь, у меня каблук отлетел на танцах? Он взял меня на руки, чтоб я не хромала, а туфли потом починил.

СЕРГЕЙ: - Девчонки, сдаем книги!

БЕРТА: - Спасибо, Сережа.

СЕРГЕЙ: - Освобождаемся от груза в конце трудового дня!

ГНЕДКОВ: - Нефедов, бабий угодник!

5 ТРЕК

Гнедков на ящике у гримерки сзади, ребята в противоположном углу на авансцене. Володя идет к Гнедкову разбираться, Даша и Берта его останавливают, Сергей несет стопку книг и протягивает их Гнедкову, тот не берет, Сергей кладет книги на ящик. Гнедков идет к гримерке.

ТАНЯ: - Фу, как низко…

ВОЛОДЯ: - Тань, это высоко! Болото всегда ненавидит гору.

САША: - И чем выше гора, тем больше это раздражает болото!

СЕРГЕЙ: - Таня, можно тебя на минуту? Это тебе (Передает картину).

БЕРТА: - Это что, картина? «Неизвестная с портфелем»!

ДАША: - По-моему, Танька в жизни лучше!

ТАНЯ: - Нет, он уловил главное…

ВОЛОДЯ: - Доброту и отчаянность.

САШКА: - Татьяна у нас декабристка!

ТАНЯ: - Какие глупости. Спасибо, Сережа.

 Целует его в щеку.

ГНЕДКОВ: - Доброта делает человека  беззащитным, а отчаянность - безрассудным.

5 ТРЕК

Володя и Саша идут к Гнедкову, смотрят в книгу, Таня с Сергеем переходят на их место, сзади делают книжный стеллаж, усаживаются около него.
Петя и Учительница на сцене слева.

УЧИТЕЛЬНИЦА: - «В.Б.» Это Володя Бугров.

СЦЕНА 10

БЕРТА (бьет Гнедкова книгой, садится на ящики спиной к залу): - Гнедков ты, ты… Дурак!

ТАНЯ: - Что случилось?

ДАША (садится к Берте): - Гнедков говорит, что все немцы – диверсанты и грабители.

ГНЕДКОВ: - Давай, скажи, как твоя настоящая фамилия?

ДАША: - Лунько, Лунько ее фамилия!

ГНЕДКОВ: - Маминого дедушки это фамилия, у них под это дело вся семья Лунько… Ну, давай, как там? Леманн? Ланге? Лейтнер?

ТАНЯ: - Гнедков, при чем тут фамилия?

ГНЕДКОВ: - Вы радио слушаете?! Что передают о немцах Поволжья? Голод, а они свою шкуру спасают.

САША: - Мщение и смерть злодеям-немцам?!

ГНЕДКОВ (газетный лист): - «Немцы, работающие на предприятиях оборонной промышленности, должны были быть арестованы!» Газеты читать надо!

СЕРГЕЙ: - Дай сюда! Между прочим, «Приказ Народного комиссара внутренних дел СССР»…

БЕРТА (выбрасывает газету): - Не все немцы – фашисты!

ВОЛОДЯ: - Тихо! Замолчите все! Немцы – фашисты? Изменники родины? А Фет и Фонвизин? Брюллов? А Дельвиг и декабристы? Они тоже Родине изменяли? А Беллинсгаузен, открывший Антарктиду? А кругосветная экспедиция Крузенштерна?

ГНЕДКОВ: - Ты прямой, Бугров, как телеграфный столб!

ТАНЯ: - Прямолинейный, а не прямой. Тебе этого не понять.

САША: - Кто на контрольных во все концы класса спасательные круги раскидывает?

СЕРГЕЙ: - Будущий наш Лобачевский!

ТАНЯ: - Нет, лучше так - будущий академик Владимир Бугров!

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Вот написано: «С». Это Саша Лепешкин. Подписывался одной буквой, потому что стеснялся своей фамилии…

6 ТРЕК

Перестановка, мальчики разбирают ящики, ставят на авансцене, Саша садится на ящики в центре, девочки разбрасывают книги на полу, Петя и Учительница раздвигают ящики перед сценой, садятся. На 2 куплете через Сашу проходят пары – Володя и Берта, Сергей и Даша, Таня подходит к Саше, но Гнедков толкает Сашу и Таня его уводит.

СЦЕНА 11

ДАША: - Сашка, снова полы моешь?

САША: - Кто-то же должен.

ДАША: - Давай девчонок позовем, быстро домоем?

САША: - Неудобно, я лучше сам…

БЕРТА: - Ничего не неудобно! Чего ты стесняешься - ведра таскать?

ТАНЯ: - Привет.

САША: - Привет.

Таня присаживается около него.

ТАНЯ: - Саш, говорят, у тебя дома вся мебель – самодельная?

САША: - Да, говорят.

ТАНЯ: - И радиоприемник сам собрал?

ВОЛОДЯ: - У него золотые руки! Я ему схему подсунул – за два дня смастерил!

ТАНЯ: - А хочу зайти к вам, посмотреть, можно?

САША: - Может, лучше сходим в кино?

ТАНЯ: - Сходим.

ГНЕДКОВ (пинает книги): - Поломойка, пусть полы домоет…

ТАНЯ: - А полы мне все вместе домоем!

7 ТРЕК

Перестановка, мальчики разбирают ящики, ставят перед сценой вертикально 2 в центре, 2 по бокам, перед ящиками - книги, все расступаются, Гнедков садится к залу спиной. На сцене пары – Таня и Саша, Володя и Берта, Даша и Сергей – по углам.
Учительница и Петя на авансцене.

ПЕТЯ
Часовые любви на Смоленской стоят.

УЧИТЕЛЬНИЦА
Часовые любви у Никитских не спят.

ПЕТЯ
Часовые любви по Петровке идут неизменно...

УЧИТЕЛЬНИЦА
Часовым полагается смена.

Пары проходят по часовой стрелке на другие точки.

ПЕТЯ
О, великая вечная армия,
Где не властны слова и рубли,
где все — рядовые,
Ведь маршалов нет у любви!

УЧИТЕЛЬНИЦА
Пусть поход никогда ваш не кончится.
Признаю только эти войска!..
Сквозь зимы и вьюги
К Москве подступает весна.

Ребята идут у заднику, смотрят на что-то вдали.

ПЕТЯ
Часовые любви на Волхонке стоят.

УЧИТЕЛЬНИЦА
Часовые любви на Неглинной не спят.

ПЕТЯ
Часовые любви по Арбату идут неизменно...

УЧИТЕЛЬНИЦА
Часовым полагается смена…

СЦЕНА 12

1 ТРЕК
Ребята поворачиваются к залу.

СЕРГЕЙ: - Самолеты прорвались к городу.

ВОЛОДЯ: - Составим график: кому и когда дежурить на крыше.

БЕРТА: - Разделим ее на квадраты.

ДАША: - Воздушная тревога!

САША: - Быстро каждый на свой пост!

Ребята встают к кулисам. Гнедков уходит.

ТАНЯ: - Гнедков, ты куда? На крышу - наверх!

ГНЕДКОВ: -  Ты что, глупая, там же проливной дождь! На крышу нельзя, можно свалиться!

ТАНЯ: - Так беги в бомбоубежище, трус!

ГНЕДКОВ: - Ты пойдешь со мной.

ТАНЯ: - С ума сошел? Убери руки!

ГНЕДКОВ: - Я не позволю тебе калечить свою жизнь.

ТАНЯ: - Не смей, отпусти меня!

ГНЕДКОВ: - И мою жизнь тоже!

ТАНЯ: - Никого ты любить не можешь. Трусы любят только себя!

Сцена гибели Тани.

8 ТРЕК

ГНЕДКОВ: - Простите, ребята, простите! Простите!!!

РЕБЯТА: - Нет!

СЦЕНА 13

Петя, Валька играют перед сценой.

ВАЛЬКА: - Носильщик? Доставщик на дом? «Бюро услуг»!

ПЕТЯ: - Между прочим, я выяснил: Таня Ткачук погибла на войне!

ВАЛЬКА: - Да что ты! Она просто с крыши свалилась.

ПЕТЯ: - Тебе папочка так объяснил?

ВАЛЬКА: - Он-то уж лучше знает!

ПЕТЯ: - Он врет. Ему выгодно так объяснять! Он предал в ту ночь наш дом. А Таня спасла!

ВАЛЬКА: -  Она свалилась. Дождь был… Она просто свалилась!

Петя вытаскивает Вальку на сцену, показывает.

ПЕТЯ: - Вот тебе за отца-труса! А вот тебе… за тебя самого! Вот! Вот еще…

ВАЛЬКА: - Я не думал. Я не хотел…

ПЕТЯ: - Нет! Нет! Нет!..

СЦЕНА 14

Учительница и Валька на ящиках в центре. Петя садится на ящики у гримерки. Мама идет к нему: «Что случилось?»

НАДЕЖДА: - Нина, ты дома, слава Богу. Это спасение!

МАМА: - Надя, что-то с мамой?

НАДЕЖДА: - Нет, у Гнедкова дикий спазм... Сердце останавливается!

МАМА: - Вызовите неотложку.

НАДЕЖДА: - Нина, я прошу тебя, сделай ему хотя бы укол.

ПЕТЯ: - Вспомнил, что по соседству бюро добрых услуг.

МАМА: - Что произошло?

НАДЕЖДА: - Я к тебе, Петя, не  имею претензий. Кто-то ввел тебя в заблуждение. Понимаете, когда родной ребенок требует от отца оправданий и объяснений - сердце не выдерживает!

МАМА: - Выдержит, оно у него каменное.

Мама отходит к окну, Надежда за ней.

НАДЕЖДА: - Нина, ради бога! Я знаю, он тебе несимпатичен, твое право не любить его. Но он для меня – все. Понимаешь – все! Вот такой, какой есть, жалкий, бесхарактерный, одинокий. Ты не представляешь, как он одинок!

ПЕТЯ: - Не понимаю… Он же трус, понимаете, трус! Разве труса можно… уважать?

ЖЕНЬКА: - Те ребята, которые на фронт ушли, они были совсем, совсем другими!

НАДЕЖДА: - Вы еще слишком молоды…

ПЕТЯ: - Не надо говорить нам о возрасте! Или те ребята были тоже детьми? «Будущий»! Если б то, что обещает нам это слово, всегда сбывалось!

ЖЕНЬКА: - Сколько «будущих» так и остались «будущими»!

МАМА: - Вы судите так, словно сами прошли войну.

НАДЕЖДА: - Что вы знаешь о трусости? О трусости и страхе?

Надежда забирает Женьку, Мама – Петю. Гнедков сидит на сцене спиной к залу, мальчики медленно движутся к авансцене.

СЦЕНА 15

9 ТРЕК

ТАНЯ
Один солдат на свете жил,

ВСЕ АКТЕРЫ НА АВАНСЦЕНЕ
красивый и отважный,
но он игрушкой детской был:
ведь был солдат бумажный.

Он переделать мир хотел,
чтоб был счастливым каждый,
а сам на ниточке висел:
ведь был солдат бумажный.

Он был бы рад - в огонь и в дым,
за вас погибнуть дважды,
но потешались вы над ним:
ведь был солдат бумажный.

Не доверяли вы ему
своих секретов важных,
а почему? А потому,
что был солдат бумажный.

А он судьбу свою кляня
Не тихой жизни жаждал.
И всё просил…
огня, огня.
Забыв, что он бумажный.

1 ТРЕК

Актеры садятся. Мальчики в центре на ящиках.

СЕРГЕЙ: - Я познакомился с тобой, война. У меня на ладонях большие ссадины. В голове моей - шум. Спать хочется. Ты желаешь отучить меня от всего, к чему я привык? Ты хочешь научить меня подчиняться тебе беспрекословно? Крик командира - беги, исполняй, оглушительно рявкай "Есть!", падай, ползи, засыпай на ходу. Шуршание мины - зарывайся в землю, рой ее носом, руками, ногами, всем телом, не испытывая при этом страха, не задумываясь.

САША: - Я многому уже научился. Как будто я не голоден. Как будто мне не холодно. Как будто мне никого не жалко. Потерял я ложку, как дурак. Обыкновенная такая ложка. Алюминиевая. Почерневшая. С зазубринами. И все-таки это ложка. Очень важный инструмент. Есть нечем. Суп пью прямо из котелка. А если каша... Я дощечку приспособил. Щепочку. Ем кашу щепочкой. У кого попросить? Каждый ложку бережет. Дураков нет. А у меня - дощечка.

ВОЛОДЯ: - Помогите мне. Спасите меня. Я не хочу умирать. Маленький кусочек свинца в сердце, в голову - и все? И мое горячее тело уже не будет горячим?.. Я ведь пригожусь для жизни. Ведь это даже смешно - убивать человека, который ничего не успел совершить. У меня мама есть. Что будет с ней?.. А вы знаете, как сладко, когда мама гладит по голове? Я еще не успел от этого отвыкнуть. Помогите мне!

ГНЕДКОВ
По какой реке твой корабль плывет
до последних дней из последних сил?
Когда главный час мою жизнь прервет,
вы же спросите: для чего я жил?

Буду я стоять перед тем судом —
голова в огне, а душа в дыму…
Моя родина — мой последний дом,
все грехи твои на себя приму.

Может, жизнь моя и была смешна,
но кому-нибудь и она нужна.

СЦЕНА 16

Актеры идут на сцену как современные подростки.

ПЕТЯ: - Я вот что думаю. О тех, кто трудился на заводах, на мраморных досках золотом написано: "Здесь работали... Вечная  слава!"

ЖЕНЬКА: - А ребята из нашего дома нигде еще
работали. Не успели... И о них не написано.

ПЕТЯ: - А если нам самим сделать доску, и  повесить  ее  на нашем доме, а?

ТАНЯ: - "Герои, жившие в нашем доме"!

ВАЛЬКА: - Разве нам разрешат?

СЕРГЕЙ: - Все с чего-нибудь начинается!

ТАНЯ: - Вы подумайте: матери будут каждый день видеть, что их дети не забыты.

ВОЛОДЯ: - Даже если сын или брат нигде еще не работал, прямо из десятого на войну ушел…

БЕРТА: - Все равно о них будет написано!

ДАША: - И о дочерях.

ПЕТЯ: - Доску мне оставил отец.

САША (берет один ящик): - Отличная доска, прочная.

ЖЕНЬКА: - И вся в прожилках, словно живая.

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Горнистом уже называли твоего отца. А ты будь Сигнальщиком! И вовсю сигналь, как только потребует жизнь.

ТАНЯ: - Хорошо бы побольше было на свете Сигнальщиков и Горнистов!

ГНЕДКОВ: - И поменьше молчунов, которые не сигналят, не горнят ни при каких обстоятельствах.

ЖЕНЬКА: - Пусть про тех, которые успели в жизни всего лишь одно - спасти  нашу землю! пусть про них будет написано. О каждом! Поименно...

ДАША: - И если  школ, где учились, уже нет, то в домах, где они жили!

ВОЛОДЯ: - А если и домов, где жили, нет, то в домах пионеров, где в кружках занимались.

САША: - В библиотеках, куда за книжками бегали...

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Здесь жили, прямо из школы ушли на войну.

Персонажи, называющие себя, встают вперед, Таня посередине.

ВОЛОДЯ: - Владимир Бугров.

ПЕТЯ: - Андрей Добровольский.

САША: - Александр Лепешкин.

СЕРГЕЙ: - Сергей Нефедов.

ТАНЯ: - Татьяна Ткачук.

ВАЛЬКА: - Вечная память героям!

БЕРТА: - Чтобы ни одно имя не кануло в вечность!

НАДЕЖДА: - Чтобы живущие помнили – смелость, честность и великодушие есть в каждом человеке.

ПЕТЯ: - Слабость может быть сильной, а незначительность - великой.

МАМА: - И пусть, пока вращается наша земля, никогда и никому не нужно будет этого доказывать! 

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Пусть это всегда будет с вами, мои дорогие ребята...

10 ТРЕК

Памятник из ящиков (мальчики и Валька), книги (девочки), письма (учительница), ткань (Таня), звезда (Петя и мама). Все смотрят и отворачиваются, расходясь.
Поклоны.

5 ТРЕК