скачать текст
 

Т. Уильямс

ПРЕДНАЗНАЧЕНО НА СЛОМ

1 ТРЕК
Около железной дороги стоит ТОМ, в руках красный змей. Издалека слышен счет УИЛЛИ.
ТОМ. Эй! Ты кто такая?
УИЛЛИ. Подожди. Вот упаду, тогда и поговорим. Возьми... мою Растрепку. Ну, мою куклу. Ладно?
ТОМ  Ладно.
УИЛЛИ. Боюсь разбить ее... когда упаду. По-моему... мне долго...  не продержаться. Верно?
ТОМ. Факт.
УИЛЛИ. Вот-вот... упаду. (Том хочет поддержать ее). Нет, не трогай меня. Помогать не полагается. Надо все расстояние пройти самой. О господи, до чего же меня качает! И чего я так разнервничалась? Видишь бак с водой, вон там?
ТОМ. Ну, вижу.
УИЛЛИ. Оттуда... я и начала. Это самое большое расстояние, которое... мне удалось пройти... ни разу не упав. Вернее, будет самым большим... если я продержусь... до следующего... телеграфного столба. Ой, падаю! (Теряет равновесие).
ТОМ.  Ушиблась?
УИЛЛИ. Коленку оцарапала. Хорошо еще, что шелковых чулок не надела.
ТОМ. А ты поплюй на царапину - от этого боль проходит.
УИЛЛИ. Попробую.
ТОМ. Звери всегда так лечатся - раны себе зализывают.
УИЛЛИ. Знаю. Но больше всего пострадал, кажется, мой браслет: один бриллиант даже выпал. Куда он только закатился?
ТОМ. Тут, в шлаке, его ни за что не найти.
УИЛЛИ. А может, и найдем. Он очень ярко блестит.
ТОМ. Все равно поддельный.
УИЛЛИ. А ты почем знаешь?
ТОМ. Догадываюсь. Будь он настоящий, ты бы не ходила по рельсам с растрепанной куклой в руках.
УИЛЛИ. Ишь ты, какой умник! А может быть, я психованная или еще что-нибудь? Не знаешь - не говори. (Том отдает ей бриллиант).  Звать-то тебя как?
ТОМ. Том. (Хочет уйти).
УИЛЛИ. А меня Уилли. У нас обоих мужские имена.
ТОМ. У тебя-то почему?
УИЛЛИ. Старики ждали мальчика, а я взяла и оказалась девочкой. А у них уже была одна. Элва. Моя сестра.
2 ТРЕК
ТОМ. Ты почему не в школе? Я думал, ветрено будет и мне удастся запустить змей.
УИЛЛИ. А почему ты так думал?
ТОМ. Потому что небо совсем белое.
УИЛЛИ. Это примета.
ТОМ. Да.
УИЛЛИ. Знаю. Оно выглядит так, словно его метлой подмели. Верно?
ТОМ. Ага.
УИЛЛИ. И белое-белое. Как чистый лист бумаги.
ТОМ. Угу.
УИЛЛИ. А ветра нет.
ТОМ. Нет.
УИЛЛИ. Он дует слишком высоко, мы его не чувствуем. Он гуляет гораздо выше, по чердакам, сметает там пыль с ломаной мебели. (Том ловит Уилли на краю насыпи).
ТОМ. А ты почему не в школе?
УИЛЛИ. Я в нее не хожу. Уже два года как бросила.
ТОМ. В каком была классе?
УИЛЛИ. В пятом «А».
ТОМ. У мисс Престон?
УИЛЛИ. Ага. Она вечно твердила, что у меня…
ВМЕСТЕ. Руки  грязные!
УИЛЛИ. Но  потом  я объяснила ей, что это в них зола въелась - я ведь постоянно с рельсов падаю.
ТОМ. Она здорово строгая.
УИЛЛИ. Да нет, просто злится, что  не вышла замуж. Вот ей и осталось одно - учить пятый "А"  до конца своей жизни. Она как раз начала проходить с нами алгебру, а мне было наплевать, что там означают разные иксы. Вот я и бросила школу.
ТОМ. Но ты никогда не получишь образования, бегая по рельсам.
УИЛЛИ. Запуская красного змея, образования тоже не получишь.
3 ТРЕК
Игра в «Мисс Престон», падают на землю.
УИЛЛИ. И, кроме того...
ТОМ. Что?
УИЛЛИ. Чтобы преуспеть в жизни, девушке нужно светское воспитание. А  я научилась всем этим штукам у моей сестры Элвы. Она страшно нравилась всем мужчинам с железной дороги.
ТОМ. Машинистам?
УИЛЛИ. Да, и машинистам, и кочегарам, и проводникам. Даже товарному кондуктору. Наши  держали меблированные комнаты со столом для служащих железной дороги. Элва была, можно сказать, главной  приманкой. Красивая! - никакой кинозвезде не уступит, ей-богу! (Снимает шарф).
ТОМ. Твоя сестра?
УИЛЛИ. Она самая. Один наш постоялец из каждой поездки привозил ей большую красную шелковую коробку в форме сердца, а в той коробке - и шоколад ассорти, и орехи, и конфеты. Здорово?
ТОМ. Д-да.
УИЛЛИ. Знаешь, где теперь Элва?
ТОМ. В Мемфисе?
УИЛЛИ. Нет.
ТОМ. В Нью-Орлеане?
УИЛЛИ. Нет.
ТОМ. В Сент-Луисе?
УИЛЛИ. Все равно ни за что не угадаешь!
ТОМ. Где же она тогда?
УИЛЛИ. Она в юдоли смерти.
ТОМ. Где-где?
УИЛЛИ (взрываясь). В юдоли смерти, на кладбище, в  могиле! Ты что, глухой, что ли?
ТОМ. Ах вот оно что! Скверное дело.
УИЛЛИ. Но ты еще не знаешь всего, приятель. До чего же весело мы проводили когда-то время в этом большом доме!
4 ТРЕК
Перестановка на «дом».
ТОМ. Представляю себе!
УИЛЛИ. Музыка день и ночь, инструменты не смолкают...
ТОМ. Инструменты? Какие?
УИЛЛИ. Пианино, виктрола, металлическая  гавайская  гитара.  Каждый на чем-нибудь да играл. (Сажает куклу наверх, танцует с томом, замечает, что кукла упала,  поднимает ее). Но теперь там до ужаса тихо. Оттуда ни звука не доносится, верно?
ТОМ. Да. В доме никто не живет?
УИЛЛИ. Никто, кроме меня. И на стене висит большое объявление.
ТОМ. Что же там написано?
УИЛЛИ. "Предназначено на слом".
ТОМ. И ты все-таки живешь там?
УИЛЛИ. Угу.
ТОМ. Что у вас стряслось? Куда же все подевались?
УИЛЛИ. Мать сбежала с тормозным  кондуктором. И  после  этого  все развалилось.
1 ТРЕК
Гудок слышишь? Это курьерский. Ух, как несется!.. (Вслед уходящему паровозу, кашель). А старик мой запил.
ТОМ. Где он сейчас?
УИЛЛИ. Исчез. Потом  мы жили вдвоем с Элвой, пока у нее не разболелись легкие. Ты Грету Гарбо видел в "Даме с камелиями"? Прошлой весной у нас в киношке крутили эту картину. Так вот, она хворала тем же, от чего умерла Элва. Больные легкие.
ТОМ. Да ну?
УИЛЛИ. Только в кино все получилось очень  красиво. Понимаешь, играли скрипки, всюду груды белых цветов, и все ее поклонники  вернулись к ней. Очень трогательная сцена.
ТОМ. Да ну?
УИЛЛИ. А вот от Элвы все поклонники сбежали. (Скидывает перчатки). Словно крысы с тонущего корабля. Это она так говорила - Элва. Непохоже было на смерть в кино. Она спрашивает: "Где Элберт? Где Клеменс?" А их и след  простыл. Я ей вру: "Они передали тебе привет. Зайдут завтра". "Где мистер Джонсон?" - спрашивает она. Джонсон - это  товарный  кондуктор,  самый  солидный  наш постоялец. "Его перевели в Гренаду, - отвечаю я, - но он просит не  забывать его". Но все равно она знала, что я вру.
ТОМ. Да ну?
УИЛЛИ. "Это расплата, - частенько говорила она. Все они  бегут  от меня, словно крысы с тонущего корабля". (Ломает  часть забора). Все, кроме Сидни. (Ломает  часть забора).
ТОМ. А кто такой Сидни?
УИЛЛИ. А тот, что дарил ей большущие красные шелковые коробки с шоколадом "Американская красавица".
ТОМ. Вот оно что!
УИЛЛИ. Он остался ей верен.
 ТОМ. Это хорошо.
УИЛЛИ. Но Сидни ей никогда не нравился. Элва говорила, что  у  него гнилые зубы и изо рта плохо пахнет.
ТОМ (протягивает ей куклу). Вот тебе раз!
УИЛЛИ. Да, она умирала не так, как в кино. Когда в кино кто-нибудь умирает, обязательно играют на скрипках.
ТОМ. А для Элвы не играли?
УИЛЛИ. Нет. Даже на виктроле не играли. В больнице сказали, что это запрещено правилами. (Швыряет куклу, Том обнимает ее за плечи.) А ведь дома она всегда пела.
ТОМ. Кто? Элва?
УИЛЛИ. Да. Вечера она устраивала грандиозные. Вот это, например, был ее коронный номер.
5 ТРЕК
Уилли начинает петь, ее голос подхватывает музыка. Том поднимает куклу, отдает ей, достраивает палисадник вокруг нее, она сажает куклу в дом, Том приглашает ее на танец.
УИЛЛИ. На мне ее платье - оно перешло ко мне по наследству. Все, что было у Элвы, теперь мое. Кроме бус. Они у нее были из чистого золота.
ТОМ. А куда они делись?
УИЛЛИ. Она их никогда не снимала.
Уилли целует Тома, он хочет ее тоже поцеловать, но она не замечает.
УИЛЛИ. Ко мне по наследству перешли и все поклонники сестры: Элберт, Клеменс, даже товарный кондуктор.
ТОМ. Да ну?
УИЛЛИ. Тогда они все исчезли. Боялись,  наверно, как бы не  пришлось потратиться. А теперь снова возвращаются - как мухи на мед. Приглашают меня по вечерам в разные места - я ведь теперь вхожу в моду. Да, да, и на вечера, и на танцы, и на все праздники железнодорожников приглашают. Вот погляди!
ТОМ. На что глядеть?
УИЛЛИ. Как я умею танцевать.
6 ТРЕК
ТОМ. Фрэнк Уотерс говорил, что ты...
УИЛЛИ. Что?
ТОМ. Да ты сама знаешь.
УИЛЛИ. Что я знаю?
ТОМ. Что ты зазвала его в дом и... танцевала там для него.
УИЛЛИ. Вот оно что!.. (Берет куклу). А Растрепке надо вымыть голову. Но я боюсь ее мыть - голова может расклеиться в том месте, где у нее был  сложный перелом черепа. Вот тогда, наверно, у куколки и вытекли почти все мозги. Недаром она с тех пор ведет себя так глупо - болтает бог знает что, и выходки самые невероятные.
ТОМ. Почему ты не хочешь сделать это для меня?
УИЛЛИ. Что сделать? Заклеить тебе череп? У тебя тоже сложный перелом? (Швыряет в него куклу).
ТОМ. Нет. Сделать то, что ты сделала для Фрэнка Уотерса.
УИЛЛИ. Потому что тогда я была одинока, а теперь нет. Можешь так и сказать Фрэнку Уотерсу. Скажи ему, что поклонники  моей  сестры  перешли  по наследству ко мне. Я бываю в обществе с мужчинами, занимающими важные должности.
1 ТРЕК
 (Снимает ящик, садится). А небо и вправду белое. Верно? Как лист чистой  бумаги.  В пятом «А» мы рисовали картинки. Мисс Престон давала нам по листку чистой бумаги  и говорила, чтобы мы рисовали что нам хочется. (Том садится рядом).
ТОМ. И что же ты рисовала?
УИЛЛИ. Помнится, однажды я нарисовала ей, как моего старика огрели бутылкой по голове. Мисс Престон понравилось, она и говорит…
ТОМ. "Смотрите,  вот Чарли Чаплин в своем котелке, сдвинутом набок".
УИЛЛИ. А я говорю: "Да нет же,  это не Чарли Чаплин, а мой отец».
ВМЕСТЕ. «И это не котелок, а бутылка».
ТОМ. А она что?
УИЛЛИ. Сам знаешь, учительница шуток не понимает.
1 ТРЕК
Переставляет ящик, начинает разбирать дом, еще 2 ящика.
Директор школы сказал, что у меня дома атмосфера неподходящая.  Это он про то, что у нас бывали железнодорожники  и  кое-кто из них оставался ночевать. Ведь Элва была главной приманкой. Теперь-то  дом,  конечно, пуст.
ТОМ. И ты в нем тоже больше не живешь?
УИЛЛИ. Живу, конечно.
ТОМ. Одна?
УИЛЛИ. Ага. Вообще-то считается, что в доме  никого нет, а я живу. Считается, что он предназначен на слом, но жить там вполне можно.
Уилли садится на ящик.
ТОМ. А что же ты ешь?
УИЛЛИ. Что придется. Если не зевать, всегда что-нибудь  найдешь.
ТОМ. Понятно. Это ты у мисс Престон научилась не зевать? (Подходит к Уилли, чтоб помириться).
УИЛЛИ. Нет, не у нее. Она просто давала лист чистой бумаги и говорила: "Рисуй что хочешь". Однажды я нарисовала ей... (Том пытается отдать ей куклу). Да ведь я тебе  об  этом уже рассказывала, верно? Значит, передашь Фрэнку Уотерсу?
ТОМ. Что?
УИЛЛИ. Что товарный кондуктор купил мне  кожаные  туфли. Лакированные. Такие же, как были у Элвы. Я пойду в них на танцы в казино "Лунное  озеро".
2 ТРЕК
Всю ночь буду танцевать, домой вернусь  только  под  утро.  Там  будут петь серенады  под аккомпанемент  разных инструментов - труб, тромбонов, металлических гавайских гитар. Да, да! И небо будет белым, как сейчас.
ТОМ. Правда?
УИЛЛИ. Ага. Белым... как чистый лист бумаги. Я буду рисовать на нем... картины.
ТОМ. Рисовать?
УИЛЛИ. Конечно.
ТОМ. Картины? Про что?
УИЛЛИ. Про то, как я танцую. С товарным кондуктором. В лакированных туфельках. Да, да! А каблук у них французский, высокий, как телеграфный столб. А играть будут мою любимую песенку.
ТОМ. Твою любимую?
УИЛЛИ. Да. Ту же, что любила Элва.  (Уилли начинает душить кашель. Том бросается к ней). Я...
ТОМ. Что?
УИЛЛИ. Я буду носить корсаж.
ТОМ. Да что же это такое! (Бежит за помощью).
УИЛЛИ. К нему прикалывают цветы, которые полагаются к платью на званом вечере. Бутоны роз, фиалки, ландыши! (Кашель). Когда возвращаешься домой,  они уже увяли, но их можно сунуть в воду, и они снова станут как свежие. (Кашель).
ТОМ. Понятно.
УИЛЛИ. Элва всегда так делала.
ТОМ. Ты часто вспоминаешь Элву!
УИЛЛИ. Не так уж часто. Время от времени.
1 ТРЕК
Том начинает собирать дорогу, Уилли повторяет снова и снова.
Это было непохоже на смерть в кино. Поклонники разбежались. Скрипки тоже не играли...  
Том хватает Уилли за руку и тянет за собой, чтобы увести отсюда.
УИЛЛИ.Пойду-ка я обратно.
ТОМ. Куда, Уилли?
УИЛЛИ. К баку с водой.
ТОМ. Да ну?
УИЛЛИ. И начну все сначала. Может быть, побью рекорд. Элва, та один раз побила. Состязание у них было - кто дольше протанцует. Можешь передать Фрэнку Уотерсу все, что я  сказала. У меня нет времени на мальчишек. Теперь я гуляю с железнодорожниками, людьми известными и к тому же с хорошим  жалованьем. Ты мне не веришь?
ТОМ. Нет. По-моему, ты много навыдумывала.
УИЛЛИ. Ну и не верь. Я, конечно, могла бы доказать, что не вру, но  что толку спорить с мальчишкой. Я буду жить долго-долго, как моя сестра. А когда у меня заболеют  легкие,  я  умру,  как она. Может быть, не совсем так, как в кино, но на мне будут мои жемчужные серьги и золотые бусы из Мемфиса...
ТОМ. Правда?
УИЛЛИ  А еще я думаю...
ТОМ. Что?
УИЛЛИ. Что мои поклонники тоже перейдут к кому-нибудь по наследству. А небо белое-белое. Белое, как лист чистой бумаги. Ну, я пойду обратно.
ТОМ. Пока.
УИЛЛИ. Пока.
7 ТРЕК
 Уилли уходит, Том садится на рельсы, берет ее куклу и смотрит на небо.