скачать текст

Инсценировка Т. Раздорожной
по произведениям А. Приставкина

МАЛЕНЬКИЕ РАССКАЗЫ

1 АКТЕР (сзади, справа)
(Юдин, Гарбар)
Борька (Шинель)
1 Подшефный Шуры (Шефы)
Мальчик (Товарищи Гонцовы)

2 АКТЕР (спереди, слева)
(Карнаухов, Якунин)
Вовка (Осколок)
Подшефный Веры (Шефы)
Слава Галкин (Буква К)
Голодный (Отцы)

3 АКТЕР (сзади, слева)
(Никитин, Липатников)
Митька (Шинель),
Володька Акимцев (Портрет отца),
Толя (Бинокль)
Козырев (Отцы)

4 АКТЕР (сзади, слева)
(Володина, Каюмова)
Валька (Шинель)
Подшефный Анны (Шефы)
Бэлла (Обманутые письма)

5 АКТЕР (сзади, справа)
(Гребенюк, Марушкина)
Янка (Портрет отца)
2 Подшефный Шуры (Шефы)
1 Ребенок (Обманутые письма)
Фесенко (Отцы)

6 АКТЕР (гримерка)
(Кадырова, Федулова)
Тетя Нюра (Шинель)
Тетя Шура (Шефы)
Ольга Петровна (Обманутые письма)

7 АКТЕР (гримерка)
( Грязнова, Солдатенко)
Манька (Осколок)
Вилька (Шефы)
3 Ребенок (Обманутые письма)
Фантазер (Отцы)

8 АКТЕР (слева, между боковинами)
(Ольховская, Скрипачева)
Вера Александровна (Осколок)
Тетя Вера (Шефы)
Учительница Галина (Буква К)
Насмешник (Отцы)

9 АКТЕР (сзади, слева)
(Крымова, Товчигречко)
Василиса Егоровна (Шефы)
Ника (Обманутые письма)
Ника (Отцы)
Варвара Гонцова (Товарищи Гонцовы)

10 АКТЕР (спереди, слева)
(Новичкова, Реднева)
Варька (Осколок)
Лёлька (Бинокль)
2 Ребенок (Обманутые письма)
Сонька Гонцова (Товарищи Гонцовы)

11 АКТЕР (слева, между боковинами)
(Наталичева, Рыбачук)
Анька (Осколок)
Тетя Аня (Шефы)
Мария Гонцова (Товарищи Гонцовы)

В центре 3 ящика, шинель. Выход актеров с ящиками, рассадка.
Кинотеатр, конец фильма,  зажигается свет, свист, улюлюканье.

1 АКТЕР: - Какой фильм, а! Хоть сто раз смотрел, все равно завидно!
2 АКТЕР: - Проводы молодого героя под звуки аккордеона – куда? Конечно же, в армию!
3 АКТЕР: - А песня-то какая боевая: возьмем винтовки новые, на штык флажки!
4 АКТЕР:
Если завтра война, если враг нападет
Если темная сила нагрянет,-
Как один человек, весь советский народ…
ВСЕ: - За любимую Родину встанет!
5 АКТЕР: - Враг – это слово, которое будет сопровождать нас всю жизнь. Врагов мы разгромим!
ВСЕ: - Да!
6 АКТЕР: - Для будущего счастья нашей Родины нужно скорей кого-то отыскать и победить: шпионов, диверсантов, фашистов…
7 АКТЕР: - Одним словом, врагов!
8 АКТЕР: - «Есть в пограничной полосе неписаный закон: мы знаем всех, мы знаем всё: кто ты, кто я, кто он!..»
9 АКТЕР: -
Полетит самолет, застрочит пулемет,
Загрохочут могучие танки,
И линкоры пойдут, и пехота пойдет…
ВСЕ: - И помчатся лихие тачанки.
10 АКТЕР: - А вот слово война рифмуется  со словом сильна! Война – страна! Война – волна!
11 АКТЕР: - В общем, к будущей войне мы очень даже готовы!

Перестановка, расход актеров.

ШИНЕЛЬ
Борька – Артемий/Максим
Валька – Таня/Арина
Митька – Артем Н./Миша
Тетя Нюра – Ксюша/Саша

БОРЬКА (сидя на ящике спиной к шинели): - Вы только посмотрите, какая это шинель! 
РЕБЯТА: - Дай посмотреть, ух ты! Ничего себе, какая большая!
БОРЬКА: - Настоящая шинель, с самой войны!
ВАЛЬКА: - С подпалинами и с дырками!
БОРЬКА: - Отец мой носил ее тогда, когда меня еще и не было.
МИТЬКА: - А дырки-то отчего? Моль проела?
БОРЬКА: - Скажешь – моль! Это след от пули!
ВАЛЬКА: - Или от снаряда! Во какая!
МИТЬКА: - Врешь ты все! (Хочет уйти).
БОРЬКА: - В этой шинели отец шел за Лениным против богачей и рубил саблей белых в Гражданскую.
ВАЛЬКА: - Борь, а можно ее… надеть?
МИТЬКА: - Ты ж девчонка!
ВАЛЬКА: - Ну и что? Я померить.
БОРЬКА:  - Я сам!

Ребята бережно надевают на Борьку шинель, он стоит на ящиках, важно проходит по сцене, ребята за ним. Появляется тетя Нюра.

ТЕТЯ НЮРА: - Боже мой, что ты надел? Что ж вы всякую грязь тащите на себя!
ВАЛЬКА: - Это совсем не грязь! Это шинель его отца. Он в ней воевал!
ТЕТЯ НЮРА: - Ну и что! Он-то зачем нацепил? Мать, наверное, не видела! Она бы задала тебе…
ВАЛЬКА: - Мам, ты даже понять не можешь, какая героическая шинель на нем!
МИТЬКА: - Одно слово, женщина!

Тетя Нюра хотела уйти, но посмотрела на ребят, и швырнула  им по солдатской рубахе.

ТЕТЯ НЮРА: - Нате. Держите. Это ваших отцов! Герои!

Ребята разворачивают их бережно, надевают, встают в центре.
Перестановка.
2 Актер ставит ящик в центре, садится, девочки по бокам.

ОСКОЛОК
Вовка – Гоша/Павел
Вера Александровна – Вера/Соня
Варька – Варя/Настя
Анька – Аня/Поля Н.
Манька  – Маша/Катя

У Вовки пропал осколок.

ВОВКА: - Главное, взял, да пропал. А с чего вдруг? Мы с ним нормально жили. Я и мой осколок.
ВАРЬКА: - Осколок у него был. Тяжелый такой, железный, с острыми краями.
АНЬКА: - Только это совсем не тот осколок, от которого погиб отец Вовки.
МАНЬКА: - И мать у Вовки умерла просто от болезни.
ВАРЬКА: - Это только так говорят, что ее «подкосила война».
АНЬКА: - Осколок-то почти безопасный, безымянный, неизвестно от чего.
МАНЬКА: - Прилетел неведомо откуда ночью и пробил крышу Вовкиного дома.
ВОВКА: - Главное, пропал. А тогда еще были живы и мать, и отец.
ВАРЬКА: - А теперь что - остался Вовка совсем один.
ВОВКА: - Ну и что, что детдом. Ну и что, что один. И не один я вовсе был,  а с осколком!

Уходит, садится спиной ко всем. Выходит Учительница, слышит разговор.

АНЬКА: - Может, он его того, выронил по нечаянности?
МАНЬКА: -  Выронил! Может, стащил кто!
ВАРЬКА: - Ежели стащили, теперь-то разве признаются?
АНЬКА: - Ищи дураков!

Учительница сажает Вовку на ящик у гримерки.

ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА: - Иди сюда, Иванов. Рассказывай, какой он был, твой осколок?
ВОВКА: - Обычный осколок… С ним все было не плохо и не хорошо, а вполне даже нормально.
ВАРЬКА: - Вера Александровна, я в книжке читала, надо по ощущениям искать.
АНЬКА: - По каким ощущениям?
МАНЬКА: - Скажи еще, по запаху.
ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА: - Погоди, Варька, не шуми. Объясни внятно. Как это – «по ощущениям»?
ВАРЬКА: - Очень просто. Пусть он глаза закроет, и скажет, что он чувствует! И мы тоже закроем, почувствуем, и осколок Вовкин сразу отыщется. И вы тоже закрывайте, Вера Александровна!
ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА: - Эх вы, сыщики! Что ж, попробуем. Давай, Иванов, закрывай глаза… Ну, что ты вспоминаешь?
ВОВКА: - Главное, тоскливо. Вспоминаю… Осколок, начало войны, крышу и мой дом, отца с мамой. (Открывает глаза). И что я один-одинешенек на всем белом свете.
ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА: - Значит, так. Собираем ребят на линейку.
АНЬКА: - Всех звать, Вера Александровна?
ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА: - Всех, кого найдешь! Весь детдом. Немедленно!

Собираются все дети, выстраиваются в линейку. За кулисами девочкам передаю «осколки», выносят незаметно.

ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА: - Ребята! У нас очень важная пропажа. Я не знаю, как вам сказать… Кусочек дома… кусочек памяти… Я знаю, никто из вас не хотел сделать Вовке больно, но сейчас ему очень плохо. Поэтому я прошу, нет, я требую, чтобы вы выложили карманов все железки. Все, до единой! Я жду!

Ребята по очереди выкладывают на ящик в центре осколки, отходят к Вовке. Он идет к осколкам, рассматривает. Затем поворачивается к ребятам и каждому возвращает личный осколок. Ребята окружают Вовку.

ПОРТРЕТ ОТЦА
Янка – Яна/Полина М.
Володька Акимцев – Артем Н./ Миша

Перестановка.
Янка выглядывает из центра, осматривается, садится на ящик, изучает фотографию. Володька крадется из гримерки, выхватывает фото.

ВОЛОДЬКА: - Какая ерунда! Это не твой отец!
ЯНКА: – Нет, мой!
Володька залезает на ящик в центре.
ВОЛОДЬКА: - Я тебе скажу, как дело было: в нашей детдомовской библиотеке ты случайно наткнулась на книжку. На обложке была фотография человека в полушубке и с автоматом.
ЯНКА: - Этот человек очень похож на моего отца!
ВОЛОДЬКА: - Стащив книжку, ты оторвала обложку и где-то припрятала. Иногда доставала, чтобы посмотреть.
ЯНКА: - Это должен быть мой отец! Слышишь?
ВОЛОДЬКА: - Третий год идет война, а ты не получаешь от него даже писем.
ЯНКА: - И все равно я знаю: это мой отец.

Володька демонстративно кладет портрет на шинель, Янка подбегает к нему, пытается забрать.

ВОЛОДЬКА: - Какого цвета у него глаза? А волосы? Какой он? Высокий? Худой?  (Хватает ее за руки, отталкивает). Ты же почти забыла его!

Янка падает. Борьба окончена, сидят на авансцене.

ЯНКА: - Не правда!
ВОЛОДЬКА: - Это не твой отец!
ЯНКА: – Нет, мой!
ВОЛОДЬКА: - Пойдем, спросим воспитательницу…
ЯНКА: - Не пойду, я знаю, что она скажет.
ВОЛОДЬКА: - Правильно. «Нельзя портить книги. И вообще я не думаю, чтобы это был твой отец»! Зачем его будут печатать в книжке? Он же не писатель!
ЯНКА: – Нет. Но это мой отец!
Володька понимает, что возможен шантаж.
ВОЛОДЬКА: -  Если это твой отец, ты должна за него ничего не жалеть. Не пожалеешь?
ЯНКА: - Нет.
ВОЛОДЬКА: - Хлеб свой за обедом отдашь?
ЯНКА: - Отдам.
ВОЛОДЬКА: - Всю неделю будешь отдавать?
ЯНКА: - Буду.
ВОЛОДЬКА: - И новый свитер обменяешь на старый?..
ЯНКА: - Обменяю.
ВОЛОДЬКА (неожиданно сдался): - Бери. Не нужно мне твоего свитера. Может, и вправду это твой отец.
Володька сел на ящик спиной к Янке, сник, накрылся шинелью.
ЯНКА: - Эй, ты чего?
ВОЛОДЬКА: - Мои сейчас в  Новороссийске.
ЯНКА: - Он же занят фашистами.
ВОЛОДЬКА: - Занят… И у меня нет никаких фотографий.
Янка подходит к Володьке и тихонько протягивает ему портрет.

ШЕФЫ
Вилька – Катя/Маша
Василиса Егоровна – Василиса/Вероника
Тетя Аня - Аня/Полина Н
Тетя Шура – Саша/Ксюша
Тетя Вера – Вера/ Соня
Подшефный Анны – Арина/Таня
2 Подшефных Шуры – Артемий/Максим, Яна/Полина М.
Подшефный Веры – Гоша/Павел

Шинель на 3 ящиках – угол справа, ящики – слева.

ВАСИЛИСА: - Так вот, значит, ребята. Живете вы в детдоме без родных много лет и совсем забыли, что такое семейный уют и тепло. И вот, значит, мы все бабы семейные, решили стать вашими шефами.
РЕБЯТА: - Шефы, что это такое? А что надо делать? Что это значит? и т.д.
ВАСИЛИСА: - А это значит, что мы приглашаем вас в гости, то есть к себе домой. Ну, чего притихли? Вот это Анна, тетя Аня для вас, значит. Кто к ней? Так, это – Александра, для вас тетя Шура. Двоих возьмешь?
ТЕТЯ ШУРА: - Да я привычная, своих трое.
ВАСИЛИСА: - А вот тетя Вера – ей бы парнишек в помощь!

Все беседуют с детьми, Василиса замечает Вильку.

ВАСИЛИСА: -  А ты чего стоишь как неродная? К кому пойдешь?
ВИЛЬКА: - А к вам можно?
ВАСИЛИСА: - Можно, зови меня Василисой Егоровной.
ВИЛЬКА: - Вилька.
ВАСИЛИСА: - Ишь, имя-то какое ненашенское!
ПОДШЕФНЫЙ АННЫ: - Она белоруска, из-под Минска.
ВАСИЛИСА: - Мне что из-под Минска, что из-под Москвы, все одно.
Шефы прощаются с ребятами, дети справа на сцене, взрослые – слева на ящиках.

ПОДШЕФНЫЙ АННЫ: - Она сначала все охала, о родных расспрашивала, а потом принесла вкуснющий борщ и сладкую печеную тыкву.
1 ПОДШЕФНЫЙ ШУРЫ:  - Там в доме – 4 комнаты! Представляете, четыре!
2 ПОДШЕВНЫЙ ШУРЫ: - Правда, и народу там – и бабка старая ее, и дед-инвалид, она сама, две дочки,  сын.
1 ПОДШЕФНЫЙ ШУРЫ: - Зато весело. И уходить совсем не охота.
ПОДШЕФНЫЙ ВЕРЫ: - Да, домашняя жизнь, это вам не детдомовская! Благодать!
ПОДШЕФНЫЙ АННЫ: - Тетя Анна добрая. Я ее даже, наверное, люблю!
ПОДШЕФНЫЙ ВЕРЫ: - Что ты, прям вот как маму?
ПОДШЕФНЫЙ АННЫ: - Ну ты сравнил! По-другому, ну вот люблю и все!
ВИЛЬКА: - А Василиса Егоровна такая…. Она, знаете, такая… Ее все уважают! Это она про шефов придумала!
2 ПОДШЕФНЫЙ ШУРЫ: - Врешь!
ВИЛЬКА: - Ни капельки не вру. Она умная, добрая, хозяйственная, а на заводе - самая главная начальница!
ПОДШЕФНЫЙ АННЫ: - Вилька даже на полу, в потайном месте, ножиком вырезала слово «шефы»…

Кладет шинель на пол, прикрывая «заветные слова».

ВИЛЬКА: - Пусть оно тут останется. Хорошее слово – шефы!
1 ПОДШЕФНЫЙ ШУРЫ: - Да, заветное!

Шефы обсуждают детей.
ТЕТЯ АННА: - Хорошая у меня девчушка, только жалкая. Матери нет, отец на фронте. Я ей борща миску налила – обернулась к печи – уже нет борща.
ТЕТЯ ШУРА: - С моими-то они хорошо сладили. Были б силы, забрала бы на совсем, да мать у них в больнице, все ждут, надеются…
ВАСИЛИСА: - Странные они, эти дети. Неужели они не понимают, что все время ходить нельзя? Неудобно. Мы же не родственники какие, чтобы их кормить.
ТЕТЯ ВЕРА: - Грех тебе, Василиса, жаловаться то! Девчонка тебе досталась золотая! Смотрит, как щенок, глазищи на пол-лица. Привязалась тебе!
ВАСИЛИСА: - А что я могла поделать! Вопрос о шефстве на общем собрании решался. Придумали ж вот - шефы!..

Вилька ее слышит, хватает шинель,  бросает к заднику, руками и ногами стирает надпись. Ребята ее сдерживают.

ПОДШЕФНЫЙ АННЫ: - Вилька, ты что делаешь?
1 ПОДШЕФНЫЙ ШУРЫ: - Это она слово «шефы» расковыривает!
2 ПОДШЕФНЫЙ ШУРЫ: - Кто же его теперь сможет прочесть?
ВИЛЬКА: - Пусть!
ПОДШЕФНЫЙ ВЕРЫ: -  Вот чумовая, взрослые видят, заругают!
ВИЛЬКА: - Пусть!

Все расступаются, смотрят на «заветное слово».

ПОДШЕФНЫЙ АННЫ: - Какая царапина!
1 ПОДШЕФНЫЙ ШУРЫ: - Знаете, на что она похожа?
2 ПОДШЕФНЫЙ ШУРЫ: - На ранку… Глубокую темную ранку.
И дети, и взрослые смотрят на Василису.

БИНОКЛЬ
Толя Макеев – Артем/Миша
Лёлька – Варя/Настя

Перестановка. Ящики как больничная койка, шинель на полу, из гримерки 5 Актер выводит Лельку, закрывают 2 платками. 2 ящика по бокам. Толя ложится на кровать, ботинки возле ящика. В руках бинокль, рассматривает завернутую Лелю.

ТОЛЯ: - Макеев. Анатолий. Из Одессы. Вел наблюдение с боевого поста, свалился с дерева.
ЛЁЛЬКА: - Лёля. Из Ленинграда. Вчера привезли.
ТОЛЯ: - Из блокированного Ленинграда? Не врешь? Ну и как там?
ЛЕЛЬКА: - Да вот так…
ТОЛЯ: - Понятно. Но ты ничего, лежи, поправляйся. У нас в детдоме мясо бывает редко, это тебе специально в первый день дали большой кусок солонины и горячий суп.
ЛЕЛЬКА: - Толь, а что такое «солонина»?
ТОЛЯ: - Ну, это мясо такое редкое… А что?
ЛЕЛЬКА: - А его еще дадут?
ТОЛЯ: -  Конечно! Солонина – это, как бы тебе сказать, ну… слонина. Ты слона видела когда-нибудь?
ЛЕЛЬКА: - Видела… в зоосаде.
ТОЛЯ: - Ну вот! Представь, сколько у него мяса!
ЛЕЛЬКА: - Сколько у него мяса!
ТОЛЯ: - Я тебе чего скажу по секрету. У меня есть довоенная вещь, редкая! Вот, гляди. Это бинокль. Я его не отдам ни за какое золото. Ни за какие богатства мира! Хочешь в него посмотреть?
ЛЕЛЬКА: - Потом как-нибудь. Толь, а слона ведь надо сперва поймать?
ТОЛЯ: - Надо, конечно. Его очень трудно найти.
ЛЕЛЬКА: - Трудно… А если его не найдут, значит, слонины больше не будет? Никогда?
ТОЛЯ: - Ну, это как посмотреть…

Толя обувается и пытается уйти.

ЛЕЛЬКА: - Толь, ты куда собрался? Тебе ж не положено?
ТОЛЯ: – Не твое дело. Пойду на охоту за слоном.
ЛЕЛЬКА: - С биноклем?
ТОЛЯ: - Понятно, с биноклем! Как же слона разглядеть, если без бинокля? Ты меня жди, я быстро.

Лелька ждет, ложится на кровать, засыпает. Толя возвращается без бинокля, видит Лельку, бежит к ней, проверяет пульс. Успокаивается, садится на ящик. Леля просыпается.

ТОЛЯ: - Все. Будет сегодня на ужин слонина.
ЛЕЛЬКА: - Толь, ты что же, все-таки убил слона?
ТОЛЯ: -  Ясно, убил.
ЛЕЛЬКА: - А где твой бинокль?
ТОЛЯ: -  Потерял. Понимаешь, пока ходил по лесу, потерял.
ЛЕЛЬКА: - Растяпа!
ТОЛЯ: - Растяпа.
ЛЕЛЬКА: - Ты ж его ни за какое золото…
ТОЛЯ: - Угу. Ни за какие богатства мира…
ЛЕЛЬКА: - Толь, а тот слон очень большой? Его надолго хватит?
ТОЛЯ: - Ну ты чудачка! Конечно большой. До конца войны должно хватить, вот какой большой…

ВРАЧИХА
Врачиха - Рыбачук, Наталичева
1 подросток - Володина, Каюмова
2 подросток - Юдин, Гарбар
3 подросток - Кадырова, Федулова

Трое подростков в больнице, проходка Врачихи. Она странная,  неряшливая, несмотря на белый халат. Из кармана что-то бесформенное торчит, осматривает подростков.

ВРАЧИХА: - Кто же это в нашей жизни хнычет, а? Встала. Грудь. Дыши. Еще дыши. Руки подними. Выше. Рот, зубы покажи. Шире. Боже мой, какая худоба эти подростки. Война... Война…
1 ПОДРОСТОК: - Врачиха эта - ведьма, вот те крест, как есть - ведьма!
2 ПОДРОСТОК: - Тьфу ты!
3 ПОДРОСТОК: - Щупает своими железными пальцами, волосами трясет.
1 ПОДРОСТОК: - И все бормочет одно и то же, одно и то же…
2 ПОДРОСТОК: - «Кто же это в нашей жизни хнычет, а?»
3 ПОДРОСТОК: -  Как заговор колдуньи.
1 ПОДРОСТОК: - Говорю вам, врачиха эта - ведьма, вот те крест, как есть - ведьма!
2 ПОДРОСТОК: - Тьфу ты!
3 ПОДРОСТОК: - Вот я первый день как в больничку попала, лежу в палате, и все вижу перед собой нашу врачиху. Смотрит и шепчет, смотрит и шепчет!
1 ПОДРОСТОК: - Мне первое время было страх как больно, очень больно! Она меня щупает, руки табачищем пахнут, а она все своим басом…
2 ПОДРОСТОК: - «Кто же это в нашей жизни хнычет, а?»
1 ПОДРОСТОК: - Так я от испуга плакать переставала!
2 ПОДРОСТОК: - Что у нее там из халата торчит, как граната, ей богу?
1 ПОДРОСТОК: - Кто ж ее разберет, дурную! Зелье ведьминское прячет, вот те крест, зелье!
2 ПОДРОСТОК: - Тьфу ты!
3 ПОДРОСТОК: - Говорят, у нее муж погиб на фронте, а ребеночек заболел, да и помер. А она вон басит, как будто ничего и не было…
ВРАЧИХА: - Так, кто сегодня на выписку? Отца с матерью нет? А где жила? Папиросами торговал. Да, гадко, гадко. А вот учиться надо. Учиться! Кто же это в нашей жизни хнычет, а?

Осматривает 3 Подростка, 1 и 2 в стороне.

ВРАЧИХА: - Встала. Грудь. Дыши. Еще дыши. Руки подними. Выше. Рот, зубы покажи. Шире.
1 ПОДРОСТОК: - Изведет она нас, ей богу, изведет!
2 ПОДРОСТОК: - Надо зелье ее ведьминское  выбросить!

Врачиха снимает халат, с высоким подростком ей неудобно.

ВРАЧИХА: - Вот вымахала с пожарную каланчу, а весу нет совсем! Ну-ка, нагнись, еще, ниже! Боже мой, какая худоба эти подростки. Война, война!..

Врачиха уходит, подростки разворачивают сверток.

1 ПОДРОСТОК: - Вот оно, колдовство ее ведьминское!
2 и 3 ПОДРОСТКИ: - «Кто же это в нашей жизни хнычет, а?»
ВРАЧИХА (возвращается): - Все, я договорилась, пока в детдоме жить будете. Может, и я когда зайду…

Врачиха и подростки видят, что в свертке: старая тряпичная кукла. Ребята расступаются, врачиха берет куклу и заворачивает, как ребенка.

ОБМАНУТЫЕ ПИСЬМА
Ольга Петровна – Ксюша/Саша
Бэлла – Арина/Таня
Ника (почтальон) – Василиса/Вероника
1 ребенок – Яна/Полина М.
2 ребенок – Настя/Варя
3 ребенок – Катя/Маша

Перестановка. Ящики с шинелью слева, от них – ряд ящиков. 5 Актер заряжает цветок за ящик.

НИКА: - Почта! Почта! Налетайте! (Ребята разбирают письма).
БЭЛЛА: - Мне есть письмо?
НИКА: - Тебе, Бэлка, опять ничего, но зато есть… Ольге Петровне! Пляшите, Ольга Петровна!
ОЛЬГА ПЕТРОВНА: - Что вы, ребята, в самом деле. Ника, отдай.
РЕБЯТА: - Пляшите, пляшите!
ОЛЬГА ПЕТРОВНА: - Ну что с вами делать!

Делает несколько танцевальных движений, выхватывает письмо, читает.

1 РЕБЕНОК: - Что ты все Бэлку дразнишь?
2 РЕБЕНОК: - Дразнит, потому что завидует.
НИКА: - Я завидую? Очень надо!
2 РЕБЕНОК: - Бэлкин отец целый год переписывается с Ольгой Петровной, весь детдом об этом знает!
3 РЕБЕНОК: - Вот вернется он с фронта и женится на нашей Ольге Петровне!

Ольга Петровна садится писать свое письмо. Дети подсматривают.

1 РЕБЕНОК: - Какие красивые заграничные конверты!
2 РЕБЕНОК: - А буквы! Высокие, стройные, как восклицательные знаки!
3 РЕБЕНОК: - Красивые, как наша Ольга Петровна!
НИКА: - Сколько он ей писем написал, небось побольше, чем тебе!
БЭЛЛА: - Ну и пусть, а мне что…
НИКА: - Ты что, ни капельки ей не завидуешь?
БЭЛЛА: - Знаете, может, это не так уж плохо…
1 РЕБЕНОК: - Это же здорово! Вернется с фронта отец – и у Бэлки сразу будет семья!
БЭЛЛА: - Она меня в гости звала. Чай пить. Не с сахарином, а с настоящим сахаром. И письма от папы прочитаю.
НИКА: - Ну, а ты чего?
БЭЛЛА: – А мне неинтересно, что он ей пишет…

Ольга Петровна проходит, опускает письмо в ящик. Двое надевают на нее сзади шинель, 5 Актер подает цветок.

2 РЕБЕНОК: - Слышали новость? К директору детдома приехал сын.
3 РЕБЕНОК: - Настоящий советский командир, прямо с фронта!
НИКА: - А Ольга Петровна гуляет с директорским сыном!
БЭЛЛА: - Врешь…
НИКА: - Вот и не вру. Он ее утром до детдома провожает. Целых два дня. Я вчера сзади шла, он ее обхватил вот так, а она смеялась…

Ольга Петровна стоит на авансцене слева.

1 РЕБЕНОК: - Вышли из дома. Он держит ее под руку.
2 РЕБЕНОК: - Идут к детдому, Ольга Петровна смеется.
3 РЕБЕНОК: - Повернули в боковой переулок. Он ее обнимает.
1 РЕБЕНОК: - Идут по переулку обратно. Опять обнимаются.
ОЛЬГА ПЕТРОВНА: - Здравствуйте, ребята. Какой сегодня отличный день, правда?
НИКА: - Ольга Петровна, тут есть для вас…
Ребята поднимают письма, протягивают ей.
НИКА: - Куда ж мне письма-то девать? Что ни день – новое!
1 РЕБЕНОК: - Такие красивые заграничные конверты…
2 РЕБЕНОК: - Только буквы теперь похожи на вопросительные знаки…
3 РЕБЕНОК: - Словно он не понимает, что произошло...

Ольга Петровна скидывает шинель с плеч, вальсируя с цветком, уходит.

НИКА (швыряет письма): - Не хочу я больше разносить эти глупые письма!

Ребята бросаются к ней, утешают. Бэлла осторожно их собирает,  прижимает к груди шинель и письма.

БУКВА «К»
Слава Галкин – Павел/Гоша
Учительница Галина – Вера/Соня

Перестановка. По два ящика по бокам сцены. 9 Актер прячет за ящики с шинелью сверток. 10 Актер вешает шинель. Слава и Учительница пишут письма.

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Здравствуй, мама. Пишу тебе между уроками, на длинные письма совсем нет времени, а так много надо рассказать. У нас в школе появился новый мальчик - Слава Галкин. У нет ни отца, ни матери, и он живет в детдоме.
СЛАВА: - Милая, дорогая бабушка! Устроился я хорошо, хоть и страшно скучаю по тебе. Пошел в школу, у меня новая учительница. Фамилия ее -  Галина, а зовут Вера Александровна.
УЧИТЕЛЬНИЦА: - Понимаешь, мама, всем ребятам родители дают с собой в школу завтраки, а этому Галкину никто не дает. И он сидит на перемене всегда в стороне.
СЛАВА: - Иногда на уроках я мечтаю, что я вовсе и не Галкин, просто ошиблись, когда меня определяли в детдом, поставили лишнюю букву. А фамилия у меня такая же, как у Веры Александровны. И я Вячеслав Галин.
УЧИТЕЛЬНИЦА: - Слава – хороший мальчик, смышленый, ласковый.  Но каждый раз в диктантах делает одну и ту же ошибку – пропускает букву К. Мне приходится ставить ему двойки.
СЛАВА: - Не люблю я эту букву К, хоть тресни! Понимаешь, если бы я был Галин, а не Галкин, то учительница оказалась бы моей мамой и давала бы в школу свертки с завтраками.
УЧИТЕЛЬНИЦА: - Почему ты, Галкин, пропускаешь в славах букву? Никто не делает таких странных ошибок. Смотри, что ты написал: «Светило жарое солнце, и мы пошли упаться на речу». Это просто непонятно.  Подойди ко мне. Как ты напишешь слово «колокольчик»? По буквам!

Ставит ящик и сажает Славу за него писать.

СЛАВА: - О-ло-оль-чи…
УЧИТЕЛЬНИЦА: - Олоольчи! Боже мой! Что это за слово, Галкин, я тебя спрашиваю?

Учительница швыряет в него бумагу, сама пугается тому, что сделала. Останавливается.

УЧИТЕЛЬНИЦА: - Послушай, Галкин… Слава, иди на урок. И вот, возьми. Я собрала тебе, тут немного хлеба, на перемене съешь.
СЛАВА: Милая бабушка, сегодня я написал новый диктант и не сделал в нем ни одной ошибки!
УЧИТЕЛЬНИЦА: - Сегодня он написал диктант. В нем все буквы «к» стоят на своих местах. Вот только в одном слове…
СЛАВА: - Я подписался – Вячеслав Галин…
УЧИТЕЛЬНИЦА: - Он подписался - Вячеслав Галин…
СЛАВА: - Представляешь, бабушка, она мне поставила «5». Какая она хорошая, наша Вера Александровна! Она просто не заметила этой ошибки.
УЧИТЕЛЬНИЦА: - Я просто не заметила этой ошибки.

ТОВАРИЩИ ГОНЦОВЫ
Мальчик – Артемий/Максим
Варвара Гонцова – Василиса/Вероника
Мария Гонцова – Аня/Полина Н.
Сонька Гонцова – Настя/Варя

Перестановка. 2 Актер кладет завтрак за куб, 2 куб сверху. Варвара Гонцова накидывает шинель, садится у гримерки. Выходит из центра Мальчик, закутан в платок. Падает.

ВАРВАРА ГОНЦОВА: - Что это ты? А ну-ка, милый, вставай, поднимайся! Нельзя спать, нельзя!
МАЛЬЧИК: - Я шел из больницы к себе в детдом и заблудился.
ВАРВАРА ГОНЦОВА: - Что ж провожатого тебе не дали? Обессилел совсем. Еще немного, заснул бы в снегу.
МАЛЬЧИК: - Стало будто потеплей.
ВАРВАРА ГОНЦОВА: - Известно, потеплей, под снегом-то. Ну-ка, три руки, щеки! Хорошо, я мимо шла, а то тебя к весне только откопали бы. Мороз он обманчивый – кусать перестал, вроде как тепло, а, глядишь, уснул – не проснулся! (Надевает на него шинель, платок сверху, дает сверток из платка).
МАЛЬЧИК: - Спасибо вам, тетя.
ГОНЦОВА: - Гонцова моя фамилия, сынок. Ну, отогрелся, так ступай, вон твоя дорога.
МАЛЬЧИК: - Тетя Гонцова! Вы мне хлеб оставили! Много хлеба! Гонцова… Гонцова… Как же ее найти?
СОНЬКА: -  Что орешь? Ну, я Гонцова.
МАЛЬЧИК: - Ты Гонцова? И как тебя зовут?
СОНЬКА: - Сонька.
МАЛЬЧИК: - Не, Сонька, мне взрослая женщина нужна, она мне жизнь спасла. А ты девчонка.
СОНЬКА: - Из какой она деревни?
МАЛЬЧИК: - Не знаю, знаю только, что фамилия Гонцова.
СОНЬКА: - Трудно будет найти. Только в одной нашей Зырянке пятьдесят Гонцовых. В Михневе тридцать четыре семьи, да в Таловке пятнадцать… Это вернее всего в Михневе, там такой случай рассказывали. Мария Гонцова, наверное, она.
МАЛЬЧИК: - Тетенька Гонцова вы мне хлеба оставили тогда, много… (Мария оборачивается, мальчик понимает, что ошибся).
МАРИЯ ГОНЦОВА: - Сонька мне все рассказала, сынок. В Таловке она, твоя Гонцова… Варварой зовут. У нее такой случай был. А я нет, никого не спасала.
СОНЬКА: - Значит, ищи Варвару Гонцову. Наверное, она.
МАЛЬЧИК: - Спасибо вам, тетенька Гонцова.
СОНЬКА: - Ой, погоди! Закрой глаза. Руки вытяни. Вот так. (Отдает ему сверток). Все, теперь ступай! Вон она, дорога до Таловки.
МАЛЬЧИК: - Чудная ты, Сонька Гонцова. Эй, ты хлеб оставила! Хлеб! Гонцова…

ОТЦЫ
Ника (почтальон) – Василиса/Вероника
Фесенко – Яна/Поля М.
Козырев – Артем/Миша
Голодный – Гоша/Павел
Фантазер – Катя/Маша
Насмешник – Вера/Соня

КОЗЫРЕВ: - Вот, говорят, война кончилась. Значит, победили…
ГОЛОДНЫЙ: - Знаете, ребята, сколько хлеба у нас теперь будет! Мягкого, чудесного! У нас будут подавать к столу полные тарелки хорошего хлеба.
НАСМЕШНИК:  - Уж тогда-то мы отъедимся за всю войну!
НИКА: - И все города мы заново отстроим! Чудесные у нас будут города! Огромные!
ФАНТАЗЕР: - И никаких следов войны не останется. Небо голубое и солнце!
КОЗЫРЕВ: - Теперь вернутся домой наши, у кого сын, у кого брат, у кого отец.
ФЕСЕНКО: - Если говорить об отцах, Козырев, то мой отец выходит самым лучшим и самым главным. Он у меня большой командир!
НИКА: - Фесенко, твой отец тебе с самого начала войны не пишет!
ФЕСЕНКО: - Ну и что, что не пишет? Вот, помню, уходя на фронт, он дал мне проехался на боевом скакуне перед замершими от восторга бойцами.
КОЗЫРЕВ: - Заливаешь ты все, Фесенко. Давайте лучше стихи сочинять к праздничному вечеру. Вот, я придумал… «Скоро мы дождемся встречи с нашей Армией родной»!
ФЕСЕНКО: - Козырев! Мой отец - боевой герой-командир, лично от Буденного получил серебряную шашку! И воевал в одной дивизии с самим Чапаевым!
ФАНТАЗЕР: - Фесенко, я твоего отца прям таким и  представляю – высокий стройный казак с  большими черными усами! Как у самого Чапая!
НАСМЕШНИК: -  У Фесенко в графе о родителях написано: «Отец – крупный командир Красной Армии».
КОЗЫРЕВ: - Я отца ждал дольше, чем вы. Он ушел воевать еще с белофиннами…
ГОЛОДНЫЙ: - Давай, Козырев, свои стихи!
КОЗЫРЕВ: - Вот, еще «Окна светятся весь вечер, как подснежники весной»!
Придумывает стихи, ребята помогают.
НИКА: - Фесенко! Фесенко! Чего сидишь-то? Отец за тобой приехал!
ДЕТИ (наперебой у окна): - Где? Который? Фесенко, покажи?
ФЕСЕНКО: - Папа! Мой папа…
ГОЛОДНЫЙ: - Этот маленький сгорбленный человечек?
ФАНТАЗЕР: - Он же совсем седой…
НАСМЕШНИК: - В старой солдатской гимнастерке.
КОЗЫРЕВ: - И медали обыкновенные, солдатские.
ФЕСЕНКО: - Папа! (Убегает).
ГОЛОДНЫЙ: - А Фесенко какая счастливая!
ФАНТАЗЕР: - Как он ее за руку держит!
НАСМЕШНИК: - Так они ж теперь домой. Эй, прощай, детдомовская жизнь!
Ника смотрит на шинель.
НИКА: - Ребята, там письмо…
ГОЛОДНЫЙ: - Кому письмо? Читай, ну.
НИКА: - «Сообщаем, что отец ваш, майор Козырев, пал смертью храбрых девятого мая сорок пятого года».
Шинель падает на пол, все отступают, Козырев идет к ней, берет на руки.
КОЗЫРЕВ:
Окна светятся весь вечер,
Как подснежники весной.
Скоро мы дождемся встречи
С нашей армией родной.

ФИНАЛ

1 АКТЕР: - Вот так он наступил, День Победы. Все цвело и голубело, и на душе было так победно и счастливо.
2 АКТЕР: - А еще был парад, который так и назывался «Парад Победы».
3 АКТЕР: - Солдаты с особенными мужественными лицами прошли по Красной площади мимо мавзолея, швырнув к его подножию вражеские знамена.
4 АКТЕР: - Главными победителями были простые солдаты, наши отцы, которые отпахали четыре с половиной года.
5 АКТЕР: - Они были молоды, голосисты и долгожданны. Нам, детям, потрогать звездочки на их погонах было высшим счастьем.
6 АКТЕР: - Мой отец хоть и не брал Берлина, победил врага, который погубил всю нашу семью.
7 АКТЕР: - Мой отец не мстил, он просто защитил свой дом.
8 АКТЕР: - Это был ослепительный день, и наши детские сердца счастливо трепетали, будто флаги на домах.
9 АКТЕР: - Мы маршировали во главе колонны, это был наш высочайший полет, выше которого никто не взлетал в своей жизни.
10 АКТЕР: - Музыка вдруг затихла, и мы ударили в барабаны, потому что тоже были Победителями.
11 АКТЕР: - Так мы двинулись по улицам дальше, навстречу новой и прекрасной жизни.